поиск по 1411537 познавательным статьям и фото

США взялись за решение карабахского вопроса. Способен ли Трамп остановить войну на Кавказе?

США взялись за решение карабахского вопроса. Способен ли Трамп остановить войну на Кавказе?Перейти в «Мою Ленту»

США взялись за решение карабахского вопроса. Способен ли Трамп остановить войну на Кавказе?

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

На переговорах по урегулированию карабахского конфликта в Вашингтоне повторился московский сценарий. Глава Госдепа Майк Помпео, как ранее, 9 октября, министр иностранных дел Сергей Лавров, по очереди встретился с руководителями МИД Армении и Азербайджана и обсудил с ними возможность перемирия. Президент США Дональд Трамп заявил об «очень хорошем прогрессе», однако в СМИ просочились совершенно иные оценки встречи. А усилившиеся взаимные обстрелы между Азербайджаном и непризнанной Нагорно-Карабахской республикой свидетельствуют о том, что дипломатические способы решения этого регионального конфликта, похоже, окончательно себя исчерпали. «Лента.ру» разбиралась, насколько эффективны могут быть альтернативные способы урегулирования.

Не договорились

«Мы ведем переговоры с Арменией. У нас очень хорошие отношения с ними. Они очень хорошие люди. Они столь целеустремленные. Они невероятные люди», — такое заявление сделал американский лидер Дональд Трамп по итогам переговоров в Вашингтоне и напомнил, что в США существует активная армянская диаспора. При этом об азербайджанцах он не сказал ни слова, несмотря на то что представители Баку тоже присутствовали на переговорах.

Сам госсекретарь Майк Помпео ограничился призывом прекратить огонь и приступить к предметным переговорам. Однако в СМИ просочилась информация, что представитель Вашингтона источал любезность, но содержательных заявлений так и не сделал. А в то время, пока дипломаты сидели за столом переговоров, жители непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР, Республика Арцах) снова прятались в бункерах от воздушной атаки, мирные азербайджанцы тоже сидели в бомбоубежищах.

Хотя в нынешнем конфликте Баку изначально утверждал, что начал боевые действия в ответ на провокационный обстрел со стороны НКР, очень скоро азербайджанские власти заявили, что не остановятся, пока не вернут все потерянные территории. Объективных данных о том, кто контролирует те или иные населенные пункты, нет, сказал «Ленте.ру» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО Станислав Притчин. Баку и Ереван стабильно дают очень разную информацию о происходящем на фронте, если вообще ее раскрывают.

Если сопоставить информационные потоки с обеих сторон, то можно сделать вывод, что Азербайджан действительно продвинулся вглубь территории Карабаха, в частности, в Физулинском и Джебраильском районах и на севере в районе Тертера. Однако в СМИ официальные представители Баку не скупятся на живописание своих успехов и заявляют о том, что под их контроль перешли десятки населенных пунктов, в том числе города Джебраил и Зангелан. Были опубликованы фотографии и видео с «освобожденных территорий».

Некоторые из занятых сел уже успели официально переименовать. Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что собирается лично приехать на возвращенные земли, где все якобы было разрушено и разворовано за 30 лет под «армянской оккупацией», и обещает, что скоро туда вернутся беженцы.

Только вот Армения регулярно отрицает потерю территорий, о взятии которых рапортуют азербайджанцы. При этом премьер-министр Никол Пашинян признал, что Армия обороны Нагорного Карабаха отступила на некоторых участках северного и южного направлений. Но чаще всего на каждый громкий захватнический успех Азербайджана находятся многочисленные опровержения.

Конфликт давно превзошел по масштабам предыдущие столкновения. Как полагает главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Крылов, массированное наступление, которое начал Азербайджан, невозможно провести в ответ на обстрел или какую-то провокацию. Такие действия готовятся за много месяцев, уверяет эксперт. Баку начал войсковую операцию, чтобы силой решить карабахскую проблему. Июльские же бои на армяно-азербайджанской границе в Товузском районе были пробным шаром, после которого Азербайджан убедился, что реакция России «не настолько решительна, как хотелось бы Армении», пояснил он.

При чем тут Россия и ОДКБ

ОДКБ — Организация Договора о коллективной безопасности, соглашение подписано в Ташкенте в 1992 году. В настоящий момент включает в себя шесть постсоветских стран: Россию, Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан.

Статья 4 Договора гласит, что если одна из стран-участниц подверглась агрессии — «вооруженному нападению, угрожающему безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету» — то это рассматривается как агрессия против всех членов ОДКБ. В случае соответствующей просьбы пострадавшей стороны государства-участники Договора обязаны незамедлительно оказать ей любую помощь, в том числе военную, и уведомить об этом Совет Безопасности ООН.

Армения в начале конфликта заявляла, что о военной помощи третьих стран речи не идет, но при необходимости Ереван может обратиться к Москве за новыми поставками оружия. Азербайджан подчеркивал, что у ОДКБ нет формальной причины для вмешательства в конфликт.

Президент Владимир Путин 7 октября сказал, что Россия «всегда исполняла, исполняет и будем исполнять» свои союзные обязательства, но боевые действия сегодня ведутся не на территории Армении.

Долгие споры

Современная история карабахского конфликта насчитывает почти три десятилетия. Однако история проблемы уходит в глубь веков. Карабах всегда был не только спорной территорией, но и местом соприкосновения двух воинствующих культур — мусульманской и христианской. На его территории располагаются древние святыни Армянской апостольской церкви, датируемые первыми веками нашей эры, однако примерно в то же время Армения вместе с Арцахом была захвачена Персией. По этому региону всегда проходила граница двух цивилизаций.

В начале прошлого века, во время революции 1905 года, в регионе Карабаха, населенном преимущественно этническими армянами, начались межэтнические и межрелигиозные столкновения между христианами и мусульманами. После падения Российской империи в 1917 году ее бывшие части начали провозглашать свою независимость, и Нагорный Карабах оказался на тот момент под властью Азербайджанской демократической республики. Живущие там армяне подняли восстание, столкновения продолжились с еще большим накалом.

При советской власти регион попал в состав Азербайджанской ССР на правах автономной области — границы всех национальных республик чертились по географическому признаку и не учитывали особенностей расселения разных народов. В конце 1980-х годов, на волне перестройки, армяне, по-прежнему составлявшие большинство населения НКАО, активно поднимали вопрос о передаче ее в состав Армянской ССР, продвигая идею «миацума» — воссоединения.

С распадом Советского Союза Нагорный Карабах провозгласил независимость. Баку попытался вернуть его силой. Вспыхнула война, которая шла два года. По официальным данным, военные потери азербайджанской стороны составили более 11 тысяч человек, армянской — около 16 тысяч. Число беженцев и внутренних переселенцев принято исчислять сотнями тысяч. В 1994 году Азербайджан, Армения и НКР при посредничестве России подписали протокол о перемирии.

12 мая 1994 подписан Бишкекский протокол о прекращении огня в Карабахе. Переговоры между Арменией и Азербайджаном в Минском формате при посредничестве ОБСЕ, а также России, США и Франции безрезультатно идут уже 26 лет. Представителей Арцаха из них исключили в 1998 году по решению экс-президента республики Роберта Кочаряна, занявшего пост президента Армении и решившего представлять обе стороны. НКР так не удалось вернуть обратно за стол переговоров

По итогам войны Армения получила контроль над самой НКР и семью окружающими районами — «поясом безопасности». Азербайджан не смирился с потерей. В 2007 году Минская группа предложила «Мадридские принципы» для урегулирования ситуации. Формула предполагает следующее: Азербайджан получает пять из семи районов «пояса безопасности», в НКР входят миротворцы, возвращаются беженцы, территория получает промежуточный статус и в конце концов там проводится референдум.

Официально воюющие стороны поддержали план, но до реализации дело не дошло. Как писала «Лента.ру», для Баку неприемлема идея отказа от даже части потерянных территорий, а Ереван не собирается терять «пояс безопасности». В результате перемирие на линии соприкосновения периодически нарушается. До нынешней осени самые масштабные столкновения случились в апреле 2016 года, когда азербайджанские части перешли в наступление. За четыре дня боев общие потери, по официальным данным, составили более 100 человек.

Спустя два года показалось, что лед тронулся. В конце 2018 — начале 2019 года в СМИ появились громкие заявления о прогрессе в урегулировании карабахского конфликта. На границе прекратились перестрелки, Баку и Ереван заговорили о взаимопонимании и конструктивном диалоге. Все это случилось спустя несколько месяцев после «бархатной революции» в Армении, которая привела к власти Пашиняна.

Оттепель оказалась ложной. В начале 2020 года лидеры двух стран встретились на Мюнхенской конференции по безопасности. Между ними состоялась публичная дискуссия, которая обернулась взаимными обвинениями. Армения стала все активнее призывать вернуть за стол переговоров саму непризнанную республику. В НКР это, разумеется, поддерживают, поскольку по международным договорам Армения является лишь гарантом безопасности Арцаха, а не полномочным представителем. Баку выступил резко против изменения формата переговоров. Алиев заверил, что Азербайджан будет готов разговаривать с Нагорным Карабахом после того, как Армения выведет оттуда свои войска.

А летом 2020 года, всего за неделю до июльских боев, азербайджанский лидер уже перешел к открытой критике действующего формата международных переговоров — Минской группы ОБСЕ. По его словам, она пытается «угодить и вашим, и нашим», но пришло время для ясности. Более того, Алиев прямо выступил против утверждения, что решение карабахского конфликта военным путем невозможно.

Сейчас Алиев и официальные представители Баку снова критикуют Минскую группу, например, возлагают на переговорщиков ответственность за нынешнюю эскалацию. Судя по риторике азербайджанских властей, они решили попытаться разобраться со своей давней проблемой именно военным путем, а заодно и сменить формат международной дипломатической площадки, приведя туда своего «большого брата» — Турцию.

Антитеррористическая война

Сама Турция выразила поддержку Азербайджану в первые же часы конфликта, однако сперва отрицала участие своих военных специалистов в боевых действиях. Советник президента Реджепа Тайипа Эрдогана Ясин Актай еще в конце сентября заявлял, что Анкара не видит необходимости применять военную силу в Нагорном Карабахе. «Технической поддержки достаточно. Но если понадобится, то дорога открыта», — отметил он.

Однако вскоре в СМИ начали появляться свидетельства, что турецкая группировка войск не просто участвует в конфликте на стороне Азербайджана — она находится на территории республики еще с летних совместных учений двух стран и играет ключевую роль в координации вооруженных сил Баку, в первую очередь воздушной операции в Карабахе. По неподтвержденным данным, группировка насчитывает порядка 600 военных специалистов. Вскоре и Алиев косвенно начал подтверждать эти факты в своих бравурных заявлениях о победах на фронте.

Армения в первые же дни боевых действий в Карабахе не только заявила об участии Турции, но и обвинила Анкару в переброске сирийских и ливийских боевиков в зону конфликта. Для Еревана вмешательство этой страны — исторически крайне болезненный вопрос. Турция вернулась на Кавказ, чтобы продолжить геноцид армян, которые являются последним препятствием для ее экспансии на север, юго-восток и восток и «реализации имперской мечты», заявил Пашинян.

Армянский премьер обсуждал это с лидерами Германии и России, а президент НКР Араик Арутюнян призвал сформировать международную антитеррористическую коалицию, чтобы помешать планам Анкары «превратить Азербайджан в логово терроризма на Южном Кавказе».

В Баку принципиально настаивают, что наемники воюют на стороне Армении — имеются в виду этнические армяне, которые прибыли воевать в Карабахе из других стран. Азербайджан также считает, что Ереван выдвигает свои обвинения для решения внутриполитических задач. Посол в Москве Полад Бюльбюль-оглы назвал это попыткой столкнуть Россию с Турцией. Алиев утверждает, что армяне пытаются принизить боеспособность азербайджанской армии, а также создать впечатление, что конфликт разрастается, и привлечь как можно больше стран, чтобы оправдать собственную «провокацию». По его словам, Пашинян «надоел мировым лидерам своими телефонными звонками».

Другой причиной конфликта, по мнению азербайджанского лидера Алиева, является внутриполитический кризис в Армении, где после революции 2018 года якобы установился антироссийский «режим Сороса» (американского миллиардера, которому приписывают управление политическими процессами на постсоветском пространстве, — прим. «Ленты.ру»), и Пашиняну необходимо отвлечь население от экономических проблем.

Однако факт переброски сотен сирийских наемников в Азербайджан уже подтвердили США и Франция. Глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин уточнял, что в зону конфликта устремились боевики «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ), экстремистских курдских группировок и тысячи радикалов, которые хотят заработать на войне. Генерал Зияд Хаджи Убейд, которого называют одним из командующих Сирийской национальной армией, рассказал, что члены СНА отправились воевать в Карабах, чтобы подзаработать и «помочь своим семьям», поскольку в подконтрольных Турции районах Сирии ухудшилась экономическая ситуация.

Эксперты не сомневаются в том, что турецкие военные советники контролируют ход военной операции Азербайджана в Карабахе. Александр Крылов уверен, что со временем информация об этом проявится в виде документов, радиоперехватов или свидетельств пленных. «В 2016 году Турция также поддерживала Азербайджан, но у Эрдогана сохранялись сдерживающие механизмы. Тогда еще Макрон не успел заявить, что Турцию в ЕС больше никто не ждет, такой перспективы больше нет, и нужно разрабатывать новую основу для отношений с Евросоюзом», — напоминает он.

Как отмечает Станислав Притчин, для Анкары карабахский конфликт — попытка нарастить свое влияние в Азербайджане и на Кавказе в целом. Но нельзя сказать, что она была или действительно станет ключевым игроком в этом вопросе, как заявляют в Баку. Конфликт длится с распада СССР, ни один из форматов переговоров не позволил достичь прогресса, стороны при любых раскладах занимают противоположные позиции, пояснил эксперт.

Что касается иностранных боевиков в Карабахе, то эта информация тоже не вызывает в экспертном сообществе вопросов. По мнению Крылова, в зону конфликта отправляются террористы, которые когда-то были задействованы Турцией в Сирии против президента Башара Асада. Перспектива того, что разгромленный в Сирии «зеленый террористический интернационал» появится у границ России, действительно так реальна, как описывают в Ереване.

Бесплодные попытки

Судя по заявлениям Трампа, США готовы активно включиться в решение спора между Арменией и Азербайджаном. Но чем дальше разворачивается Карабахский конфликт, тем менее ясными становятся пути его разрешения.

Уже два перемирия, установленные при помощи международных дипломатических усилий 10 и 18 октября, провалились, едва вступив в силу. Хотя уже после первого стало понятно, что старые способы решения конфликта действительно не работают. Обвинительная риторика практически не менялась, несмотря на видимость успехов на дипломатическом фронте.

Лейтмотивом публичных заявлений Пашиняна остаются отсылки к истории захватнических амбиций Турции. В интервью ТАСС, опубликованном 19 октября, Пашинян фактически заявил, что у России есть право и основания начать антитеррористическую операцию в Нагорном Карабахе, чтобы не ждать, пока переброшенные Турцией боевики отправятся на ее территорию.

Хотя Ереван с первого дня боевых действий выступал за деэскалацию и решение конфликта через международные институты, 21 октября Пашинян заявил, что в данной ситуации нет дипломатического выхода, и призвал армян к оружию. Баку же продолжает воинственные заявления о том, что азербайджанский народ будет гнать «оккупантов, коварного и озверевшего врага со своих земель».

Более того, азербайджанский лидер позволяет себе и откровенно оскорбительные высказывания в адрес противников. 5 октября он рассказал, что его армия гонит армянских солдат, «как собак». А в день очередных переговоров обратился к Пашиняну со следующими словами: «Ни одна сила в мире не может повлиять на нашу волю. Умоляй кого хочешь, припадай к ногам кого хочешь, чьи пятки облизываешь, — лижи, на нас никто не повлияет!»

Азербайджанцы добились определенных военных успехов, «почувствовали силу» и не хотят останавливаться, говорит политолог Алексей Малашенко. «Они начали рассуждать так: "Мы большая, почти 10-миллионная страна, а армян около двух миллионов. Мы очень хорошо вооружены, и есть хотя бы одно государство, которое нас реально поддерживает, — Турция". Сегодня, с точки зрения Баку, очень удачный момент для того, чтобы если не завершить конфликт, то впоследствии вести переговоры с более твердых позиций», — говорит эксперт.

Но и армяне не собираются проигрывать и никогда не пойдут на то, чтобы передать населенный армянами Карабах Азербайджану. Ереван также не допустит, чтобы Баку выглядел победителем и миротворцем, потому что это осложнит армянскую позицию на переговорах, продолжил Малашенко. Эксперт отметил и еще одно обстоятельство: Алиев начал говорить об азербайджанских бойцах как о моджахедах, то есть тех, кто ведет джихад. Это может поменять характер конфликта и привнести в него религиозный фактор.

Фактор столкновения двух религий уже неоднократно играл свою роль в истории Карабахского вопроса, активизировался более ста лет назад и снова дал о себе знать в 1990-х, разыгрывание того же сценария не просто не решит вопрос, но и приведет к деградации процесса мирного урегулирования. Тем временем силы воюющих сторон исчерпываются. Боевые действия в итоге прекратятся, возможно, скоро, полагают собеседники «Ленты.ру», однако до решения карабахской проблемы в целом далеко.

Станислав Притчин отмечает, что с 1994 года никаким международным посредникам так и не удалось устранить угрозу конфликта. Обе стороны подходят к ситуации по принципу «либо пан, либо пропал». Для Армении приемлемо только сохранение нынешнего статуса-кво, при котором она контролирует спорные территории. Для Азербайджана — только полное возвращение Нагорного Карабаха и семи областей вокруг. А в таких условиях любое социально-экономическое осложнение в воюющих странах, любая стычка на линии соприкосновения может стать искрой в пороховой бочке.

София Сарджвеладзе


Источник: статьи Lenta @24.10.2020



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!