поиск по 1400735 познавательным статьям и фото

К чему приведет рост налоговой нагрузки для нефтегазовой отрасли

К чему приведет рост налоговой нагрузки для нефтегазовой отраслиПерейти в «Мою Ленту»

К чему приведет рост налоговой нагрузки для нефтегазовой отрасли

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Госдума приняла в первом чтении пакет законопроектов, который корректирует введенную в России с прошлого года систему взимания налога на дополнительный доход (НДД), применяемого в основном в нефтяной отрасли. Что думают об этом эксперты и сами нефтяники — в материале «Ленты.ру».

Одной из главных тем нефтегазового форума в Тюмени, завершившего свою работу 24 сентября, стало изменение налогового законодательства для нефтяной отрасли, в частности корректировка параметров налога на добавленный доход (НДД) и отмена ряда льгот по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Негативное влияние налоговых новаций на российскую нефтяную отрасль и развитие регионов обсудили участники пленарной сессии «Будущее сегодня: новые возможности индустрии» тюменского нефтегазового форума.

Добыча без стимула

Поправки в Налоговый кодекс и Таможенный тариф в конце прошлой недели внесло в Госдуму правительство, а 22 сентября они уже были приняты в первом чтении. Поправки в Таможенный тариф с 1 января 2021 года убирают возможность для компаний устанавливать пониженную экспортную пошлину на нефть с новых месторождений с особыми физико-техническими характеристиками. Эта льгота применяется с 2013 года и касается 15 месторождений. Также убираются льготы по НДПИ при добыче сверхвязкой нефти, льготы для компаний, которые за свой счет осуществляют поиск и разведку разрабатываемых ими месторождений. Взамен компаниям, которые пользовались вышеперечисленными льготами, предлагается перейти на режим НДД. Но законопроект пересматривает параметры самого налога, который играет не в пользу отдельных добывающих предприятий.

По мнению заместителя министра энергетики Павла Сорокина, необходимо приложить максимальные усилия, чтобы монетизировать имеющиеся в России ископаемые виды топлива, а не увеличивать налоговое бремя, особенно это актуально в условиях тренда на поиск возобновляемых источников энергии. «Если мы будем обкладывать дополнительными налогами нашу промышленность, которая сейчас пока еще не является лидирующей в мире, то это может оказаться очень большим бременем. Мало того что у нас ставки финансирования под все проекты очень высокие, у нас налоговая система достаточно сильно облагает налогами сектор добычи углеводородов, — заявил Павел Сорокин. — Если углеводородам осталось времени, когда они еще будут иметь ренту 30-40 лет, мы должны понимать: чтобы эти ресурсы сейчас не остались в земле, нам необходимо приложить максимальные усилия, чтобы их добыть и пустить на благо экономики».

С ним согласился председатель Фонда «Сколково» Аркадий Дворкович, который в свое время в качестве вице-премьера курировал ТЭК. По его оценке, недавние поправки Минфина в Налоговый кодекс лишили отрасль трети новых проектов. «Просто за пару дней отсекли 30-40 процентов новых проектов, выведя их за рамки общей рентабельности. И здесь очень важно рассчитывать на следующие 15 лет, а не на один год. То, что сделал Минфин, — это расчет на один год, на 2021 год, где вдруг понадобились дополнительные 100 миллиардов рублей», — категоричен Аркадий Дворкович.

Регионы под ударом

Налоговая политика в сфере ТЭК должна быть долгосрочной и стабильной, чтобы сохранить интерес инвесторов и поддержать развитие регионов. «Нельзя не признать, что стабильность налогового законодательства — это залог для гарантированных инвестиций, и в первую очередь в нефтедобычу и нефтехимию, и то, что правительство вынужденно пошло на изменения уже принятых правил игры, — в основном пострадали определенные компании», — сказал вице-премьер правительства Юрий Борисов. «Эффект на разные компании разный, и в большей степени проигрывают производители, которые использовали льготу по добыче тяжело-, высоковязкой нефти, поскольку она перестает существовать», — говорит директор по консалтингу в России IHS Markit Максим Нечаев. — Если добыча такой нефти будет приостановлена, то в будущем нарастить ее заново будет очень нелегко».

По мнению Юрия Борисова, в условиях кризиса надо искать меры по сохранению инвестиционной привлекательности и тратить больше, чтобы скорее выйти из кризисной ситуации. «Для меня как промышленника это очевидно, потому что если мы сокращаем бюджетные расходы в этом году, то и сбор в последующие годы не увеличится», — продолжил Борисов. Он выразил надежду, что предложенные изменения по налогам — это «краткосрочные меры пожарного характера». «Если мы восстановим нашу экономику, можно будет быстрее, с 2021-2022 года, обратно вернуться к более интересным механизмам, которые обеспечат преференции нашим ведущим компаниям, чтобы они динамичнее осваивали сегменты рынка», — заключил вице-премьер.

Ситуация действительно складывается сложная. «С одной стороны, изъятие около 300 миллиардов рублей в год из отрасли в условиях действия ОПЕК+ и низких цен имеет сильно негативные последствия для отрасли в части возможности финансирования новых проектов. С другой — бюджету сейчас крайне необходимы ресурсы для выполнения увеличившихся социальных обязательств из-за пандемии», — комментирует директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК VYGON Consulting Дарья Козлова. — Для сохранения статус-кво было бы правильно ввести дополнительные стимулы для новых инвестиций в отрасли начиная с 2023 года после завершения ОПЕК+ и когда рынок стабилизируется. Причем делать это необходимо уже сейчас, так как цикл инвестпланирования в нефтяной отрасли минимум пять лет, а значит, инвесторы должны быть уверены в будущем уже сейчас».

Главы «нефтедобывающих» регионов также отметили, что изменение налогового режима для отрасли может негативно отразиться на социально-экономическом развитии регионов. «Со стороны регионов мы все делаем. Но я считаю, сейчас самый ответственный момент, в первую очередь со стороны федерального правительства, проводить стабильную долгосрочную налоговую политику, возможно, в обмен на инвестиции. Потому что инвестировать в энергетику можно только с пониманием, что правила игры будут долгосрочными», — отметил губернатор Тюменской области Александр Моор.

В свою очередь, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов назвал новости по изменению НДД «сильным ударом по отрасли» и указал на то, что такие налоговые изменения негативно повлияют на нефтегазовую отрасль и, как следствие, развитие региона. Он опасается, что в скором времени нефтяные компании начнут сворачивать планы и сокращать коллективы.

Гарантии для инвесторов

Представители бизнеса тоже отметили, что сохранение доходности и развитие новых проектов возможно только в условиях стабильного налогового законодательства. «С момента принятия инвестрешения до момента реализации проходит 18-20 месяцев. А решения законодательной базы, законодательной основы, льготного регулирования в том числе зачастую меняются в течение одного календарного года, а то и по несколько раз», — сказал первый вице-президент «Лукойла» Азат Шамсуаров.

Предложения Минфина по изменению налогообложения в нефтяной отрасли приведут к снижению инвестиций в нефтяной отрасли, что лишит сырья нефтегазохимию, развитие которой хочет стимулировать правительство обратным акцизом, считает председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков. «Действительно, получается такая интересная, даже парадоксальная ситуация. С одной стороны, то решение, которое уже почти принято, по стимулированию переработки этана и СУГ — оно как раз направлено на дополнительные инвестиции, стимулирует строительство газохимических производств, но в то же самое время те новации, которые готовит Минфин, они приведут к сокращению инвестиций со стороны нефтяной отрасли», — пояснил он. «Это, безусловно, повлияет не только на региональные бюджеты и на наших смежников [нефтесервисные компании, производители материалов и оборудования для нефтегазовой отрасли], но и, безусловно, это повлияет через какое-то время на объемы добычи», — сказал Александр Дюков.

Председатель правления «СИБУР Холдинга» Дмитрий Конов согласился, что существенные регуляторные или экономические изменения создают угрозу для развития отрасли. «Смотря вперед, и карбоновый след, и фискальное регулирование нефтегаза приведут к сокращению тех возможностей, которые нефтегазохимия создает», — объяснил Дмитрий Конов. По его мнению, чтобы этого избежать, нужно создать стимул нефтегазовым компаниям расширять производство.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram подписаться

Андрей Красавин


Источник: статьи Lenta @25.09.2020



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!