поиск по 1224218 познавательным статьям и фото

Люди с аутизмом приносят экономике миллионы. Но общество их стыдится и не хочет замечать

Люди с аутизмом приносят экономике миллионы. Но общество их стыдится и не хочет замечатьПерейти в «Мою Ленту»

Люди с аутизмом приносят экономике миллионы. Но общество их стыдится и не хочет замечать

Кадр: телесериал «Хороший доктор»

Около двух процентов людей в мире имеют расстройства аутистического спектра (РАС). Это набор нарушений нейроразвития, при котором у человека снижена возможность привычного социального взаимодействия (зачастую отсутствует вербальная коммуникация), набор интересов очень узкий, а модели поведения сильно ограничены. Долгое время эти люди оказывались фактически в изоляции, но теперь за такими кандидатами охотятся крупнейшие компании, которые запускают программы по найму сотрудников с аутизмом. Почему особенности аутистов являются ценным преимуществом для бизнеса, какой вклад они могут сделать в экономику и как адаптировать рабочие процессы, чтобы в них смогли участвовать люди с РАС «Ленте.ру» рассказал один из ведущих мировых экспертов в области программ по трудоустройству для взрослых с РАС Даррен Хедли, профессор Исследовательского центра аутизма Школы психологии и общественного здравоохранения Университета Ла Троб, Мельбурн (Австралия).

«Лента.ру»: Как вы начали заниматься трудоустройством людей с РАС?

Даррен Хедли: Все началось четыре года назад. Я тогда жил в США, в Бостоне, и решил вернуться в Австралию. В Центре исследования аутизма в Мельбурне мне сообщили, что как раз запускают совместно с компанией DXC Technology проект по трудоустройству аутистов. Это мне идеально подходило — к тому моменту я уже 15 лет работал в сфере РАС и особенно любил заниматься с тинейджерами, помогать им социализироваться в школе, заводить друзей, поддерживать отношения и так далее.

Наш проект в Австралии был первой подобной программой в стране, ее решили запустить благодаря Specialisterne. Эта датская IT-компания 15 лет назад стала одной из первых нанимать людей с аутизмом. Ее основатель Торкил Сонн однажды заметил, что его пятилетний сын рисует фигуры — выделяет на листке небольшие области и расставляет в них цифры. Оказалось, что он копирует карту мира, где цифрами обозначены страны, причем делает это идеально. Ребенок был очень аутичный, почти не говорил, испытывал проблемы с коммуникацией, но при этом обладал хорошей памятью и рядом других отличных навыков. Несмотря на свои способности, он не смог найти работу, когда вырос, поэтому отец решил создать собственную компанию для людей с РАС. Удачный опыт Specialisterne вдохновил DXC Technology, они решили сделать то же самое в Австралии, пригласив Торкила в качестве консультанта. Мы начали работу в 2015 году, сначала у нас была группа из 10 человек, потом мы устроили в другую компанию еще 20 человек. Сейчас мы трудоустроили в общей сложности порядка 70 людей с РАС — в госструктурах, банковском секторе, IT. Это работа, связанная с программированием, — тестирование софта, дата-аналитика и тому подобное.

Трудоустройством аутистов занялись относительно недавно, существуют ли сейчас все необходимые механизмы, чтобы вести эту работу? Понадобилась ли лично вам какая-то дополнительная квалификация?

Это очень похоже на мой прошлый опыт. Нет особой разницы — поддерживать кого-то в школе или на работе, помогать налаживать контакты тинейджерам или объяснять людям, что имел в виду начальник. Во всех случаях надо решать проблему социализации. Люди, которым мы помогаем, могут отлично работать с компьютерами, они достаточно умные, квалифицированные, проблема только в коммуникациях с людьми. Простой пример: в бизнес-центре есть лифт, в девять утра там выстраивается большая очередь из сотрудников, спешащих на работу. Аутисты сразу идут в лифт, не обращая внимания на окружающих, потому что помнят, что им надо быть на работе ровно в девять. Большинство людей без аутизма так делать не будут, они знают, что есть социальные правила, — аутисты этого не понимают. Это очень маленькая проблема, но, если ее сразу не решить, могут быть большие последствия, такое поведение раздражает коллег. Надо просто спокойно объяснить, что утром полагается ждать в очереди, и все будет в порядке. Большинство проблем такого же рода, их легко устранить, если оперативно реагировать.

Ряд наших читателей считает трудоустройство людей с РАС вредной причудой. Они бы вас спросили, не лучше ли оставить все как есть, просто держать аутистов изолированно, не подвергая стрессу их самих и окружающих? Почему важно заниматься трудоустройством аутистов?

Работа — это очень важно. Она позволяет нам чувствовать себя живыми, так мы можем ощутить связь с другими людьми, она дает нам деньги для жизни. Большинство аутистов в Австралии проводят большую часть времени дома. Если они работают, у семьи появляется гораздо больше свободного времени — дети становятся более независимыми. Это та польза от трудоустройства, которую получают их близкие. Для общества польза в том, что люди платят налоги, вместо того, чтобы получать пособия. Наши исследования показали, что 100 людей, которые смогли найти работу, уже привносят в экономику миллион долларов в год. Весомые плюсы есть и для бизнеса. Люди с аутизмом хорошо мотивированы, они стремятся делать все качественно, поэтому на рынке труда аутисты могут достаточно хорошо конкурировать с нейротипичными сотрудниками. Из-за РАС мозг работает по-другому. Это нейроразнообразие, они иначе воспринимают мир, благодаря этому компания получает возможность оценивать проблему с разных аспектов. Сотрудники, у которых другой тип мышления, — большой плюс. Мы не можем решить проблему, когда все думают одинаково, а если посмотреть с разных углов, можно увидеть новые пути и получить преимущество для бизнеса.

Поэтому трудоустройство людей с аутизмом не является благотворительностью. Можно вспомнить DXC Technology, IBM, Microsoft, PWC, Ernst & Young и много других компаний, которые строят свой бизнес на нейроразнообразии. В США и Австралии постоянно проходят тематические конференции, куда приходят работодатели, которые хотят нанимать людей с РАС. Если предприниматели участвуют, они уверены, что в этом есть бизнес-составляющая и они получат прибыль. Всем нужны люди, которые продуктивно работают, ответственно относятся к своим обязанностям, оригинально мыслят. Аутисты очень лояльны, если они счастливы на работе, они будут стараться для вас. При этом они креативны и готовы предложить свои решения. Например, один человек с РАС работал в DXC Technology тестировщиком, ему было скучно, поэтому он сделал специальную программу, которая бы тестировала за него. Потом программой стали пользоваться и его коллеги, в результате прибыль компании выросла.

Какая часть аутистов сейчас имеет работу, насколько она им подходит?

В Австралии трудоустроено порядка 40 процентов людей с РАС, думаю, в других странах примерно такая же пропорция. В основном это работа с неполной занятостью, которая не соответствует квалификации — люди с высшим образованием вынуждены работать в фастфуде. Лучше всего дела обстоят в IT-секторе, и бизнес-модель, которую там задействовали, можно использовать в самых разных областях, чтобы обеспечить аутистов работой. Например, в США этот подход применили в медицине и результат оказался очень хорошим. Для госпиталей большая проблема — невнимательные сотрудники. Люди без аутизма порой халатно относятся к своим обязанностям, но там, где наняли аутистов, эти проблемы ушли, потому что они крайне ответственны и ничего не забывают. В Лондоне человек с аутизмом работает на железной дороге. Там довольно сложная система общественного транспорта, но он ее прекрасно знает, потому что ему это интересно — он объясняет людям, куда приходят поезда, как лучше выстроить маршрут. Главное понять сильные стороны особенных сотрудников и поддерживать их там, где нужна поддержка. У каждого есть что-то, что он умеет делать хорошо, нам надо только понять, что это — и поддержать человека. Разным людям нужна разная поддержка: кому-то высокая, кому-то вначале высокая, а потом ее можно снижать, кому-то нужен минимальный уровень поддержки. В каждом случае должен быть индивидуальный подход, как при лечении, когда дозировка лекарств определяется персонально.

Как должно государство участвовать в трудоустройстве?

Во-первых, в госструктурах есть много работы для аутистов, связанной с компьютерами и делопроизводством. На такие должности уже нанимают людей с РАС. Думаю, правительству также стоит инициировать широкие программы по трудоустройству, чтобы привлекать аутистов в разные секторы экономики. Такие программы уже действуют, например, в Австралии. Деньги, которые в них вкладывают, потом возвращаются в бюджет в виде налогов, в отличие от средств, которые идут на пособия. Это хорошая причина, чтобы инвестировать. Аутисты сейчас составляют от 1,5 до 2,5 процента от всего населения земли, 60 процентов из них до сих пор не трудоустроены. Это ценный ресурс, на который надо обратить внимание, тем более, что население Земли стремительно стареет и рабочие руки нужны как никогда.

Существует стереотип, что у всех аутистов есть какие-то сверхспособности. Является ли подобная позитивная стигма барьером, который мешает трудоустройству? С какими стереотипами вы обычно сталкиваетесь в своей работе?

Фильм «Человек дождя», благодаря которому в массовое сознание вошел образ гениального аутиста, — серьезная проблема. Все боссы его смотрели, поэтому часто, когда заходит речь о трудоустройстве людей с РАС, они хотят получить сразу десяток таких гениев. Не одного, а целую команду. Все хотят нанимать савантов [люди с психическими расстройствами, которые имеют так называемый «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знания], а это не такой распространенный случай. Не все аутисты хороши в IT или просто любят IT. Есть самые разные люди, некоторые из них наоборот увлечены искусством. Все очень разнообразно, и это прекрасно. Одним подходят вычисления, а другим — работа с животными. Надо просто найти место для каждого. При этом, хотя ты не можешь получить команду гениев, можно найти одного или двух сотрудников с высокими способностями, это уже неплохо.

Еще один стереотип связан с тем, что все люди с аутизмом прекрасно выполняют шаблонные повторяющиеся операции. Да, у некоторых это хорошо получается, но многие признавались, что ненавидят такую работу, им скучно постоянно делать одно и то же. Что нужно аутистам, так это предсказуемость и стабильность, им важно, чтобы сохранялся привычный порядок. Им не нужно менять команду, рабочее место, это может выбить из колеи. Предсказуемость, в том числе означает, что им нужен привычный круг обязанностей, но это не значит бесконечно делать одни и те же шаблонные манипуляции. Кому-то это может нравиться, но далеко не всем.

Надо концентрироваться на том, что люди могут хорошо делать благодаря своим особенностям, но мы должны быть очень осторожны со стереотипами, не каждый из аутистов — «человек дождя». Надо понять конкретного человека, выяснить, какое занятие ему подходит. Для этого нам нужны HR-специалисты нового типа, в первую очередь психологи, которые хорошо понимают людей.

Как надо изменить систему HR, чтобы аутисты смогли найти работу?

Одна из главных проблем — это собеседование, на котором важно очень быстро расположить к себе человека. Когда у тебя РАС, сложно сразу начать коммуницировать, и это одна из причин, почему люди с аутизмом годами сидят без работы. Они не проходят этот фильтр, поэтому его нужно изменить. Хороший вариант — просто взять людей на испытательный срок без собеседований. Дайте им спокойно работать месяц, два, три, они освоятся и покажут, на что действительно способны. Людей с аутизмом надо привлекать к работе уже во время обучения — сначала стажировка, а потом работа в этой компании, сразу после выпускного. Иначе они оказываются в вакууме после того, как учеба закончилась, неважно, это университет, школа, какие-то курсы. Учеба должна быть мостом к конкретной работе. Аутисты могут хорошо трудиться, но не в состоянии выгодно показать себя на собеседовании, и этот барьер надо снять.

В России у многих людей по-прежнему есть предрассудки в отношении людей с аутизмом. Действительно ли работа рядом с аутистами может вызывать дискомфорт у их нейротипичных коллег? Как можно это преодолеть?

Мы проводили много исследований с нейротипичными коллегами аутистов и ни разу не обнаружили, чтобы у кого-то были подобные проблемы. Наоборот, все настроены очень позитивно. В конце опросов мы всегда просили охарактеризовать одним словом отношение к тому, что рядом работают аутисты. Самый частый ответ был — гордость, люди говорили, что горды тем, что работают вместе с аутистами, в компании, которая развивает разнообразие, дает работу людям с аутизмом.

Лучший способ победить предрассудки, сломать стереотипы — личное знакомство. После него люди видят, что эти ребята не такие уж и странные. В конце концов люди, которые работают в IT, тоже считаются странными, ничего особенного в этом нет. После того как люди познакомятся, встретятся лицом к лицу, предрассудки уходят и складывается дружба. Приход аутистов позитивно влияет на всех сотрудников. Для руководителей это еще и ценный опыт, позволяющий им получить новые навыки, которые потом можно использовать и в работе с людьми без аутизма.

Как правильно обустроить рабочие места, чтобы людям с РАС было комфортно? Насколько это сложно и дорого?

Это совсем не сложно. Например, могут мешать яркий свет и шум, если у людей гиперактивность на сенсорные стимулы. Достаточно заменить лампочки на менее яркие, разрешить людям пользоваться наушниками, чтобы глушить посторонний шум. Проблему решить очень просто, главное проявлять необходимую гибкость. Самой большой проблемой может быть недостаточная коммуникация, надо проинструктировать менеджеров, чтобы они знали, как себя вести в разных ситуациях. Хорошо иметь в коллективе кого-то, кто понимает подобные проблемы, имеет родственников или людей с РАС. Такие люди могут оказать большую помощь, стать мостом между аутистами и нейротипичными коллегами. Все проблемы на рабочем месте очень просто решить, если знать, как это сделать. Просто объяснить новым сотрудникам с РАС, что надо соблюдать очередь, выполнять простые социальные правила.

Есть какие-то области, которые подходят для работы людей с аутизмом, или каждый случай индивидуален?

У всех свои сильные стороны, поэтому должны быть открыты все сферы работы. Например, я знаю одного парня с РАС, увлеченного машинами, у него на заднем дворе куча автомобилей, с которыми он постоянно возится, чинит их. У него даже есть водительские права, работа водителя подошла бы ему идеально, но его никто не нанимает, просто потому что он другой. В Малайзии один мальчик очень любил мыть посуду, его отец открыл кафе, где сын начал работать. Со временем навыки росли, теперь он еще и готовит. Человек не говорит, но прекрасно работает, любит свое дело, любит людей. Есть люди с творческими способностями. Например, я знаю художника с РАС, благодаря его талантам родственники смогли создать семейный бизнес — он расписывает стены в домах, создает удивительные картины. Есть самые разные возможности, главное разобраться, что за человек, понять, что он любит делать: мыть посуду, ухаживать за животными, писать программы, водить машину.

Есть множество компаний в малом и среднем бизнесе, если каждая возьмет к себе на работу одного аутиста, проблема трудоустройства уже будет решена. Нужно сломать предрассудки, нужны разные программы, любой бизнес должен быть открыт для таких людей, чтобы каждый мог найти работу. Общество должно измениться, чтобы в нем было место для всех, в том числе и для людей с разными расстройствами. Нейроразнообразие позволяет ценить всех, каждый может внести свой вклад в жизнь общества. В конечном итоге от этого выигрывают все. Нам надо вместе работать, создавать лучший мир. Это необходимо просто по прагматическим причинам, это экономически целесообразно. Таким я вижу будущее.

А как впишутся в новый мир, компании, которые не готовы нанимать аутистов?

У них не будет тех преимуществ, которые получают компании, построившие бизнес-модель на нейроразнообразии. Но, думаю, ситуация будет меняться шаг за шагом. Даже один человек может многое изменить, каждый удачный пример заставляет других попробовать сделать так же. Каждая компания, которой это удалось, вдохновляет других. Все, что нам надо, это собрать вместе разных участников процесса, работодателей, консультантов, ученых, чтобы люди увидели друг друга, начали диалог. Нам нужны бизнес-кейсы, которые показывают, как все организовать, какие преимущества это дает. Это как с космосом. Сначала люди просто смотрели на Луну, но вот русским удалось впервые вывести человека в космос, другие страны увидели это и решили, что тоже так могут. 15 лет назад Specialisterne и еще несколько энтузиастов открыли рынок труда для людей с РАС. Благодаря этому четыре года назад мы запустили свою программу трудоустройства в Австралии. Теперь это начинается и в России, я вижу крупные компании, которые действительно хотят решить эту проблему, предоставить работу аутистам.

Павел Чернышов


Источник: статьи Lenta @26.04.2019



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!