поиск по 1177450 познавательным статьям и фото

Ледяная гвардия

Полярное наследство адмирала Колчака

Ледяная гвардия

Александр Колчак (справа)

Фото: РИА Новости

Ученые, работающие на Северной Земле, предложили назвать безымянные географические объекты архипелага в честь участников экспедиции Александра Колчака 1913 года. Колчак известен прежде всего как предводитель белого движения в России. Но он был еще и одним из крупнейших полярных исследователей. Эта часть его биографии в советское время замалчивалась. «Лента.ру» рассказывает о неизвестной стороне жизни Верховного правителя России.

Александр Колчак родился 4 ноября 1874 года под Петербургом в семье офицера морской артиллерии. С военном-морским делом были связаны еще несколько родственников, и семейная традиция была продолжена — в 14 лет Александр после трех классов классической гимназии отправился учиться в Морской кадетский корпус.

Отец сумел привить мальчику интерес к тематике учебы: в гимназии он, хоть и был талантливым, не показывал особых успехов, но в кадетском корпусе все изменилось. Александр относился к учебе ответственно и быстро завоевал авторитет других учащихся. Он не только много знал, но был при этом и спокойным, серьезным и вдумчивым юношей.

После выпуска из кадетского корпуса началась морская служба. В 1895 году Колчак в качестве вахтенного офицера на броненосном крейсере 1-го ранга «Рюрик» идет в заграничное плавание через южные моря к Владивостоку. Помимо непосредственных обязанностей, он занимается самообразованием — изучает китайский язык, чтобы в подлиннике читать труды китайских философов, и находит новое профессиональное увлечение — океанографию и гидрологию Тихого океана.

Мечты о Севере

Колчак решил углубиться в науку и даже просил о своем переводе с военного корабля, но поначалу просьбу не удовлетворили. Он продолжил служить, в свободное время изучая гидрологию, строя планы о полярной экспедиции. «Еще будучи в корпусе, и во время плавания на Востоке, я интересовался океанографией и исследованиями в полярной области. Моим всегдашним желанием было снарядить экспедицию для продолжения работ в Южном Ледовитом океане, начатых нашими знаменитыми исследователями адмиралами Беллинсгаузеном и Лазаревым», — писал Колчак в автобиографии.

В те годы готовилось путешествие в Арктику на новейшем ледоколе «Ермак» под руководством вице-адмирала Степана Макарова. «Я просил взять меня с собой, но по служебным обстоятельствам он (Макаров) не мог этого сделать, и "Ермак" ушел без меня. Тогда я решил снова идти на Дальний Восток, полагая, что, может быть, мне удастся попасть в какую-нибудь экспедицию, — меня очень интересовала северная часть Тихого океана в гидрологическом отношении», — вспоминал Колчак.

По возвращении из очередного плавания в 1899 году он публикует свою первую статью — о результатах гидрологических исследований, проведенных в Желтом и Японском морях. В то же время он встречается с бароном Эдуардом Толлем, геологом, полярным исследователем, готовящим Русскую полярную экспедицию. Колчаку хотелось попасть в число ее участников, но Толль не дал ему четкого ответа. Вместо этого офицер принял решение перейти на броненосец «Петропавловск», а затем, поняв, что служба не приносит удовлетворения, отправиться на Англо-бурскую войну, чтобы применить на практике военную часть своих знаний.

Однако этот план пришлось отменить — Толль все же решил взять в экспедицию талантливого молодого офицера, заинтересовавшего его своими научными работами.

Офицер, преданный гидрологии

В 1900 году Русская полярная экспедиция на шхуне «Заря» идет по Балтийскому, Северному и Норвежскому морям к берегам Таймырского полуострова. Участники планируют исследовать части Северного Ледовитого океана к северу от Новосибирских островов, а также найти таинственную Землю Санникова. Колчак руководит гидрологическими работами и выполняет обязанности второго магнитолога. Он серьезно готовился — слушал курсы в Геофизической и Павловской магнитной обсерваториях под Петербургом, ездил в Норвегию, чтобы учиться у знаменитости — Фритьофа Нансена.

Экспедиция пробудет в Арктике около двух лет. Это было сложное и рискованное предприятие. «Заря» на пути к Таймыру порой с трудом пробиралась во льдах. Во время одного из переходов четверо исследователей ночевали в палатках в тридцатиградусный мороз. Когда не хватало ездовых собак, ученые впрягались в сани сами. Велась работа по изучению местности: Колчак, в частности, занимался измерением глубины, взятием проб воды, наблюдениями за состоянием льдов, маршрутной съемкой. Во время одного из выездов он открыл новый остров и назвал его именем Петра Стрижева — каюра, участника экспедиции.

Остров в Таймырском заливе, открытый Русской полярной экспедицией в 1901 году, получит имя Колчака — с такой инициативой выступит барон Толль, очень довольный работой своего молодого помощника и коллеги. В донесении Академии наук барон отмечал, что лейтенант-исследователь «не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии».
Когда запасы продовольствия стали подходить к концу, Толль решил отправить нескольких участников, в том числе Колчака, в Петербург с полученными образцами, а сам с небольшой группой направился к острову Беннета — барон не оставлял мечту найти Землю Санникова. Предполагалось, что за ним вернутся позже.

Благодаря собранным Колчаком данным в скором времени была составлена карта берегов Таймыра. Но материалов было столько, что изучать их предстояло еще долго.

Неудавшееся спасение

Колчак благополучно прибыл в столицу, сделал доклад, а затем предложил Академии наук организовать операцию по спасению барона Толля, от которого давно не было вестей. План спасательной экспедиции Колчак разработал сам, прекрасно понимая все риски.

«Предприятие это было такого же порядка, как и предприятие Толля, но другого выхода не было, по моему убеждению, — писал он в автобиографии. — Когда я предложил этот план, мои спутники отнеслись к нему чрезвычайно скептически и говорили, что это какое-то безумие, как и шаг барона Толля. Но когда я предложил самому взяться за выполнение этого предприятия, то Академия наук дала мне средства и согласилась предоставить мне возможность выполнить этот план так, как я нахожу нужным».

Спасательной группе предстояло проделать путь сначала на шлюпках, затем, по льду, на санях — продвижение шло медленно и сложно. Колчак, руководя экспедицией и на равных со всеми обеспечивая ее быт, успевал вести астрономические наблюдения, описывал географические объекты, начал готовить «Полярную записку» — работу о подготовке и ходе Русской полярной экспедиции.

В итоге группу Толля найти так и не удалось — только их следы и вещи, но результат у спасательной экспедиции был, и в первую очередь научный. Второе достижение — группе Колчака удалось вернуться домой без потерь. На острове Беннета после исследования его Колчаком появились мыс Софии — в честь невесты Софьи Омировой, гора Толля, а также другие новые географические названия.

Между войной и наукой

Карьера Колчака-полярника ненадолго прервалась в 1904 году: узнав о начале Русско-японской войны, он попросил о переводе из Академии наук в Морское ведомство и собрался в Порт-Артур. Во время военных действий Колчак был отмечен несколькими наградами «за храбрость», но попал в госпиталь — получил ранение. К тому же у него проявился суставный ревматизм — «наследство» полярных зимовок. После лечения опять возобновилась научная деятельность: Колчак начал обработку материалов, собранных во время полярных экспедиций. Данных было столько, что их в течение следующих пяти лет изучала специально созданная комиссия Академии наук.

В это же время Колчак пишет, а в 1909 году публикует свой самый фундаментальный труд — монографию «Лед Карского и Сибирского морей». Это исследование, написанное на основе наблюдений, проведенных на «Заре», стало классикой, а сам Колчак — основоположником учения о морских льдах и их движении. Он выдвинул гипотезу о глобальном перемещении льдов в Северном Ледовитом океане, и через полвека она подтвердилась на практике.

Наука и военно-морское дело были двумя призваниями Колчака. Он преуспевал и в том, и в другом — нарабатывал авторитет как ученый и выступал как военный эксперт в Госдуме, предлагая свои варианты возрождения и развития русского флота. Однако отказаться от участия в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО) Колчак не смог: он с первых полярных плаваний думал об открытии Северного морского пути, а эта экспедиция ставила целью как раз исследование возможности прохода из Атлантического океана в Тихий океан.

Основным руководителем ГЭСЛО был гидрограф, геодезист, арктический исследователь Борис Вилькицкий. Колчак также стал одним из руководителей, а кроме этого, он отвечал за подготовку экспедиции и уделил большое внимание кораблям, на которых предстояло отправиться в Арктику. Здесь пригодился весь накопленный прежде опыт: Колчак знал недостатки существовавших судов и предложил усовершенствовать ледоколы. Новая конструкция предполагала раздавливание льда, для чего использовался вес самих кораблей, к тому же стальных, а не деревянных. Вскоре именно эта идея ляжет в основу строительства нового российского ледокольного флота — но имя ее автора в советское время упоминаться не будет.

Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана вышла из Петербурга осенью 1909 года на двух построенных под непосредственным контролем Александра Колчака судах — «Таймыре» и «Вайгаче». Во время первого этапа полярникам ставились задачи по исследованию района Берингова пролива, а основные наблюдения проводились на мысе Дежнева. Выполнив их, экспедиция вернулась во Владивосток. После зимовки планировалось продолжение работ, но Колчака вызвали на службу в Морской генштаб. С одной стороны, это было разочарование — в подготовку ГЭСЛО полярник вложил немало сил. С другой — программа развития российского флота, которую продвигал Колчак, получила поддержку на высшем уровне, и перед ним как военным открывались новые горизонты работы.

Колчак вернулся в Петербург, а участники экспедиции на «Таймыре» и «Вайгаче» продолжили изучение северных территорий и в 1913 году открыли архипелаг «Земля Императора Николая II» (сейчас — Северная Земля). С тех пор открытий подобного масштаба в мире не было.

Имя на карте истории

Дальнейшая жизнь Колчака будет далека от исследований арктических земель. Почти через 10 лет, в 1919 году, он уже в статусе Верховного правителя России, понимая значимость Арктики для развития страны, создаст специальный Комитет Северного морского пути. По некоторым данным, Колчаку также принадлежит идея создания Сибирского геологического комитета — организации, которая отправит на Таймыр экспедицию Николая Урванцева, во время которой будут открыты Норильские медно-никелевые месторождения. Хотя, как рассказывала «Лента.ру», ясности с этой экспедицией мало — имел к ней отношение Колчак или нет, сейчас понять сложно.

В советское время имя Колчака практически исчезло из истории военно-морского дела, арктических исследований, с карт. В 1939 году остров Колчака, открытый экспедицией Толля, был переименован в остров Расторгуева, и первоначальное название вернулось только в 2005-м. Постепенно открываются и истинные исторические факты о личности Александра Колчака — не только белого адмирала, но и талантливого полярного исследователя.

Анастасия Никифорова


Источник: статьи Lenta @13.05.2016



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!