поиск по 1179228 познавательным статьям и фото

«Форум не для чиновников»

Замминистра культуры РФ Александр Журавский об итогах Петербургского форума

«Форум не для чиновников»

IV Санкт-Петербургский международный культурный форум проходил с 14 по 16 декабря 2015 года. В течение этих дней участники стали свидетелями более 250 культурных событий, которые прошли на площадках города. Работа форума была организована в рамках 12 секций, а участие в мероприятии приняли более десяти тысяч человек. Специально на форум в Петербург съехались деятели культуры из России и многих иностранных государств. «Лента.ру» поговорила с заместителем министра культуры РФ Александром Журавским и директором форума Егором Москвиным об итогах этого масштабного мероприятия и перспективах развития культурных инициатив в нашей стране.

«Лента.ру»: Исходя из каких целей и задач составлялась программа форума? Каковы особенности формата этого масштабного мероприятия?

Александр Журавский: Когда Санкт-Петербургский международный культурный форум только задумывался, это было компактное мероприятие, направленное на то, чтобы в замечательном городе, имеющем полное право называться культурной столицей России, провести встречу достаточно влиятельных людей, представляющих различные культурные институции разных стран. Если вспомнить первый Петербургский форум, то там было всего 70 участников, из них 30 иностранцев. Но по мере реализации этого проекта, особенно начиная с 2015 года, мы осознали (Министерство культуры и вновь учрежденная Дирекция форума), что у нас есть прекрасная возможность сделать действительно очень важный, признаваемый мировым культурным сообществом, интересный для всех проект.

Как вы оцениваете итоги форума в свете взаимоотношений Российской Федерации с другими странами?

В этом году на форуме было уже 700 зарубежных гостей из 79 стран. И самым лучшим свидетельством того, что мы никого не заманивали, не «покупали», было то, что практически никому не платили за участие. Интерес касался качественного диалога по волнующим нас всех проблемам. Примерно 250 участникам мы оплатили перелет, проезд и проживание — это были основные спикеры. Остальные приехали сами.

А сколько всего было участников в нынешнем году?

Если говорить об общем потоке тех, кто зарегистрировался для участия в различных мероприятиях форума в течение этих трех дней, то это 11,5 тысяч человек. В действительности этот проект перестал быть «форумом трех дней». В течение двух месяцев в Санкт-Петербурге под эгидой форума прошло около 140 мероприятий: выставки, театральные премьеры, лекции, различные представления, публичные дискуссии и т.п. И вся эта совокупность культурных событий должна была подчеркнуть неслучайность выбора площадки — я имею в виду Санкт-Петербурга как места, где собираются друзья, единомышленники, люди, которые понимают, о чем они хотят договориться.

Какие мероприятия, на ваш взгляд, были наиболее значимы?

В нынешнем году форум был посвящен двум значимым событиям: 70-летие ЮНЕСКО, в связи с чем приезжала его генеральный директор г-жа Бокова. Этому юбилею была посвящена первая пленарная дискуссия. И второе важное событие — завершение в нашей стране Года литературы и календарный переход в Год российского кино. Мне кажется, что знаменательным событием было выступление президента РФ Владимира Путина. Это хороший сигнал творческой интеллигенции, всей культурной отрасли, да и вообще всему международному сообществу, что руководство нашей страны уделяет серьезное внимание сфере культуры. И тот факт, что, выступая в Мариинском театре в преддверии церемонии закрытия Года литературы и открытия Года кино, президент РФ высказал надежду, что глобально Год культуры будет продолжаться и не закончится никогда, — важное свидетельство, какое значение руководство страны уделяет такой стратегической, хотя, казалось бы, недофинансированной сфере, как культура. После принятия «Основ государственной культурной политики», утвержденной в декабре 2014 года, мы можем сказать, что имеем полное, в том числе юридическое, право говорить, что культура становится нашим национальным приоритетом.

Вы ожидаете каких-то дополнительных шагов по увеличению финансирования культурной отрасли в свете выступления Путина?

Конечно, само выступление президента не говорит о том, что единовременно должны появиться громадные инвестиции. Но есть некий фокус внимания и видение того, как должна развиваться наша культура. Сейчас идет работа над проектом стратегии развития государственной культурной политики. Выработка этой стратегии продвигается совместно с экспертным сообществом, с представителями различных профессиональных союзов. В рамках форума состоялась презентация этого проекта.

Оказал ли экономический кризис отрицательное влияние и на работу культурного форума?

С точки зрения бюджета — нет. Министерство культуры пошло правильным путем: сформировало Дирекцию по организации проведения форума.

Егор Москвин: Позвольте добавить. Дирекция была сформирована не в этом году, а раньше. Но в 2015 году министерство вместе с правительством Санкт-Петербурга обратило на нее особое внимание и дирекция была укреплена с точки зрения полномочий в решении разного рода вопросов по организации Форума.

Александр Журавский: Я также добавлю: дирекция фактически вышла на федеральный уровень, поэтому можно сказать (за исключением одного пикантного эпизода), что она отработала хорошо. Дирекции удалось договориться и с гостиничной сетью, благодаря чему мы получили порядка 40-50-процентный дисконт на расселение участников. Благодаря усилиям дирекции мы смогли провести, достаточно компактно и экономично, конгресс литераторов во главе с Игорем Волгиным, куда приезжал Евгений Евтушенко. Таким образом на полях форума неожиданно возник и этот проект. И вообще, в течение всего форума мы неожиданно получали предложения о проведении незапланированных мероприятий, которые поддерживали организационно или финансово. Можно сказать, что в целом влияния каких-то экономических или кризисных санкций мы не почувствовали.

Егор Москвин: В валюте индексировалась только расходная часть, в силу того, что мы везли 250 человек, и львиная доля — авиаперевозки... А каким образом авиабилеты привязаны к валютной составляющей, вы прекрасно знаете. Тем не менее мы за счет оптимизации маршрутов смогли сократить стоимость авиаперелетов. Да, некоторые участники летели стыковочными рейсами, но за счет этого мы сэкономили порядка 30 процентов расходов, а это большая сумма. Многие гостиницы пошли навстречу, мы заключили очень выгодное соглашение, согласно которому скидки и льготы распространялись вообще на всех иногородних участников. Таких гостиниц было порядка пятнадцати.

По слухам некоторые участники стояли полтора часа в очереди за бейджем и потом жаловались на просчеты в организации. Что мешало организовать форум на подобающем уровне?

Александр Журавский: Вы правы, при регистрации возникали определенные проблемы, и мы должны извиниться перед участниками форума за технические сбои. Тут две основные причины. В какой-то момент рухнули базы данных при стыковке с системами, обеспечивающими доступ на различные мероприятия. А вторая ключевая проблема такова: наша идея заключалась в том, чтобы продлить удовольствие для петербуржцев и помимо тех двух месяцев, которые предваряли культурную программу форума, сделать программу для горожан, а не только для аккредитованных участников. И в течение трех дней форума мы сделали 20 бесплатных представлений в театрах, выделили большое число бесплатных билетов и т.п., — это и сыграло злую шутку. Когда участники форума выстроились на регистрацию, они обнаружили очередь из горожан, которые пришли за бесплатными билетами. В следующем году мы разделим, конечно, эти два потока и подобного сбоя не будет.

Говорят, что даже Путину пришлось в какой-то момент ждать, пока все участники соберутся?

Нет, конечно, Владимир Владимирович никого не ждал, но когда он выступал — люди продолжали идти, хотя зал был уже полон. Но я еще раз приношу извинения тем, кто испытал какой-то дискомфорт во время аккредитации.

Как вы считаете, в свете сложной международной политической ситуации будут ли правительства экономить на развитии культурных связей?

В работе форума приняли участие 79 зарубежных стран, нас посетили 46 официальных делегаций — это достаточно большое представительство. Могут спросить, а где были министры из Франции, Германии, Великобритании, где были представители США? Хотя были министры культуры Италии, Ирана, Кувейта, Македонии, Сербии… Но суть не в этом. Представители культурных институций — крупнейших музеев, театров, в том числе и оперных, и так далее, из самых разных стран приехали. И это самое важное. Форум не для чиновников. Хотя с учетом того, что праздновалось 70-летие ЮНЕСКО, было много послов зарубежных стран, а также чиновников из ООН. Конечно, существовали переговорные площадки, был подписан ряд соглашений и меморандумов. Был подписан протокол совещания российско-люксембургской комиссии, меморандум с Палестиной, с Ираном — в общем, жизнь была богата событиями. Общий тон задал президент Путин, и в связи с этим состоялся важный разговор о действиях культурного сообщества в условиях угрозы терроризма, особенно в свете событий в Сирии. Этот вопрос был поднят и в выступлении г-жи Боковой, которая была весьма комплиментарна в отношении нашей страны.

Важным событием было выступление директора Эрмитажа г-на Пиотровского, который достаточно жестко высказался по вопросу защиты, например, Пальмиры. Он заявил, что защиту можно было осуществить вооруженным путем. В частности, ЮНЕСКО, по мнению Пиотровского, должно иметь право напрямую обращаться в Совет Безопасности ООН с призывом осуществить защиту, в том числе вооруженную, в отношении объектов мирового культурного наследия. В его выступлении было еще много интересных моментов: Пиоторовским была предложена интересная иерархия свобод личности. При выборе между защитой мирового культурного наследия и личными свободами директор Эрмитажа предложил выбрать первое.

Так почему, по-вашему, не приехали представители крупнейших экономик мира?

А Китай или Индия разве в это число не входят? Можно говорить лишь о том, что на властном уровне не было представителей США, Франции, Великобритании, Германии. Но были деятели культуры из этих стран.

Это можно расценивать как политический демарш?

Нет, но если бы не было определенной напряженности, то, безусловно, и чиновники этих стран приехали. Кстати, после парижской трагедии очень потеплели отношения с Францией, укрепились культурные связи, после некоторого охлаждения. Но я бы еще раз хотел обратить внимание, что не приехали те, кто является функцией политической воли, не приехали министры. А деятели культуры приехали. Не менее важна горизонтальная составляющая, а не только вертикаль.

Егор Москвин: Не совсем соглашусь, что французы отказались приехать на официальном уровне по каким-то политическим причинам. В 2014 году Российское военно-историческое общество установило и открыло в разных городах Франции три памятника. Мероприятия проходили на государственном уровне, с участием министра культуры РФ Владимира Мединского. И еще один момент: в связи с празднованием юбилея ЮНЕСКО наш форум подвинулся ближе к концу года и графики иностранных чиновников были сильно перегружены.

Александр Журавский: Да, самые разные истории. Например, я встречался накануне форума с послом Португалии. У них ситуация такая: в течение месяца дважды сменилось правительство, и новый министр культуры еще просто не вошел в курс дела. Просто в течение недели не успел принять решение.

То есть только американцы явно проигнорировали форум?

Егор Москвин: А я не помню, приглашались ли их чиновники? Там вообще есть министр культуры, нет же? Существует какой-то департамент… Но говоря об американцах вообще, у нас принимал участие знаменитый переводчик-пушкинист Джулиан Генри Лоуэнфельд. Мы делали семинар по наследию Пушкина... На конгрессе писателей, конечно, были американцы, канадцы…

Хорошо, вернемся к главным темам. Насколько важно выстраивать взаимодействие бизнеса и государственных учреждений культуры?

Александр Журавский: У нас в этом году было четыре больших потока: официальный, деловой, образовательный и общественный. Собственно общественный — выставки, премьеры, публичные лекции и т.д. То, что доступно для публики.

Те официальные мероприятия, пленарные и секционные, которые проходили преимущественно для профессионалов и представителей различных культурных отраслей и креативных культурных индустрий, собрали достаточно интересных людей, и тут мы говорили в том числе о бизнесе. Наша модель финансирования культуры наследует советскую патерналистскую систему, и все к этому привыкли, и даже как-то культивируют в себе это иждивенческое состояние: мол, государство нам должно!

В большинстве стран очень диверсифицированная модель финансирования культурных инициатив, институтов, проектов и т.д. Если про те же США говорить, то напрямую бюджетное финансирование культуры там составляет от четырех до семи процентов. Больше 50 процентов — это вообще инвестиции граждан. Частные инвестиции и инвестиции корпораций — от 20 до 30 процентов. В некоторых европейских странах есть маркированные налоги, которые напрямую идут на поддержку культуры. Или, например, там есть национальные лотереи, сбор от которых идет в пользу этой сферы. Мы эти предложения тоже давали нашему Минфину, понимая, что сейчас не очень правильно ставить вопрос ребром, но он все равно возникнет.

Потому что прямые бюджетные ассигнования при той инфраструктуре, которая у нас постепенно ветшает, особенно в малых городах, явно недостаточны. С другой стороны, у нас есть локомотивы, такие как Эрмитаж, Третьяковка, Большой театр, Малый и так далее — все это требует достаточно большого финансирования. Это бюджет, который не может сокращаться, потому что мы должны быть конкурентоспособны по отношению к Ковент-Гардену, Метрополитен-опере или одноименному музею в Нью-Йорке...

А это пополнение коллекций, поддержка фондов, строительство хранилищ, обмен выставками, для театров — гастрольная деятельность и т.д. Поэтому рано или поздно мы придем к теме диверсификации источников финансирования культурной сферы. Здесь выдумывать чего-то не стоит. Конечно же, у нас не использован в полной мере потенциал меценатства и спонсорства. Если мы посмотрим на зарубежный опыт, там, где период первоначального накопления капитала давно завершился, во многих странах удалось сформировать моду на меценатство. Но это невозможно без создания правовых условий для стимулирования, в том числе налогового характера, тех, кто хочет стать меценатом. В конце концов, им может стать и простой гражданин, человек среднего достатка, если это будет гражданская инициатива, если это будет действительно модно, и не причинит серьезного ущерба семейному бюджету, а с другой стороны, будет престижным, социально ответственным поступком. И это нужно представлять как соуправление культурой, потому что меценат выступает как субъект культурной политики. Это необходимо объяснять, формулировать, для этого нужно формировать соответствующие институты.

Почему возник эндаунмент-фонд? Это целевой капитал, который дается под управление при условии, что «тело» этого капитала не будет потрачено, а только проценты от прибыли, от управления капиталом. То есть вы делаете целевой вклад, который нельзя потратить — это инвестиции в будущее. И отрасль живет на проценты с полученного дохода. Это заставляет вас думать в долгосрочных масштабах, то есть ваше целеполагание лежит за пределами этого года, и оно не в логике «взять и потратить», а в логике инвестировать, получить процент и израсходовать на те цели, под которые вам дан этот капитал. Это обучает вас рачительности, делает транспарентным участие попечительского совета в распределении средств, и именно такой подход является правильным. Нам тоже надо этому учиться.

Ну конечно, есть попечительский совет Мариинского театра, который возглавляет президент Российской Федерации. И там все вопросы мигом решаются. Есть и другие подобные драйверы культурных инициатив, которые формируют «погоду в доме». Конечно, мы не выносим их за скобки, понимая что они гораздо быстрее получат доступ к инвестициям, в том числе и прямым бюджетным, чем те, кто не имеет мирового веса. Но у всех должна быть такая возможность, которая предоставляется в том числе и бизнесом. Нам нужно договориться о правилах игры. Рано или поздно, причем, я думаю, скорее рано, чем поздно, нам придется принимать решения налогового характера применительно к меценатам.

Егор Москвин: Тут еще не стоит смешивать понятия: меценатство и частно-государственное партнерство. Необходимо предлагать что-то интересное бизнесу со стороны государства тоже. И такие примеры уже есть, когда инвесторы, например, реставрируется какой-то памятник, находившийся в руинированном состоянии и после отдается во владение или аренду частному инвестору.

Александр Журавский: Правда к этому пока еще существует настороженное отношение, поскольку бывает так, что под видом реставрации все сносят и на этом месте строят «винтажный 9-этажный» дом на месте старинного особняка. Но если есть добросовестный инвестор, который готов обеспечить реставрацию, — почему нет? Нужно стимулировать этот процесс. Хотя тут может быть определенное обременение, например как в Германии, во Франции, когда необходимо обеспечить доступ к данному объекту, если это объект культурного интереса граждан.

Раз уж мы провозгласили культуру национальным приоритетом в «Основах государственной культурной политики», то должны думать о завтрашнем дне. И при инерционном сценарии мы понимаем, что тех средств и механизмов, которые мы мы используем в рамках имеющихся ресурсов, чтобы обеспечить развитие нашей отрасли, недостаточно даже для того, чтобы сохранить объекты культурного наследия. А это всего лишь один из вопросов, которые интересуют всех нас, и которые мы обсуждали — в том числе в рамках Форума.

Беседовал Игорь Игрицкий


Источник: статьи Lenta @25.12.2015



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!