поиск по 1177720 познавательным статьям и фото

Красотка Третьего рейха

В Израиле неоднозначно восприняли назначение на пост министра юстиции Аелет Шакед, призывавшей к геноциду палестинцев

Красотка Третьего рейха

Аелит Шакед и генеральный прокурор Израиля Иегуда Вайнштейн

После недавних парламентских выборов в Израиле было сформировано коалиционное правительство с участием партий «Ликуд» и «Еврейский дом». Министров, назначенных премьером Биньямином Нетаньяху, в Израиле восприняли неоднозначно. Одним из самых спорных стало выдвижение на пост министра юстиции 39-летней Аелет Шакед. Противники называют ее «красоткой Третьего рейха». Имея яркую внешность, политик отличается жестким характером и резкими высказываниями в адрес палестинцев. В частности, она призывала убивать их матерей и детей, объясняя это тем, что из «гаденышей вырастут змеи».

Вскоре после того, как стало известно о назначении Аелет Шакед на пост министра юстиции, в социальных сетях появились угрозы в ее адрес и фотоколлаж, на котором политик изображена в форме офицера СС с подписью «будущая министр юстиции, призывающая к геноциду палестинцев. Она выступает против подписания мирного договора между Израилем и Палестиной». Политик Ханан Ашрави назвала назначение Шакед «не только угрозой миру и безопасности», это, по ее мнению, «создаст культуру ненависти и беззакония». Бывший министр инфраструктуры Израиля Йозеф Парицки, критикуя жесткие высказывания Шакед, отметил при этом, что она довольно симпатична: «Она красива, как и многие женщины Третьего рейха». После этого он разместил в своей фейсбуке пост: «Ее фотография должна украшать календари, которые потом будет висеть в каждом гараже».

Из-за угрозы в сети в кнессете решили приставить к будущему министру охранников. Незадолго до этого местные СМИ написали, что перед убийством бывшего премьер-министра Израиля Ицхака Рабина в 1995 году вначале также появились его изображения в нацистской форме.

Между правыми и левыми

Политикой Аелет начала интересоваться еще в детстве. Как впоследствии рассказывала журналистам сама Шакед, в восемь лет она влюбилась в кандидата в премьер-министры страны Ицхака Шамира, когда увидела, как в теледебатах он в пух и прах раскритиковал своего оппонента — Шимона Переса.

Возможно, с тех пор Шакед полюбила политические дискуссии. Вначале она неоднократно становилась свидетелем подобных обсуждений дома. Ее мать — преподаватель Танаха, всегда голосовала за левоцентристские партии, ее отец, бухгалтер по образованию, поддерживал только правых из партии «Ликуд». Выйдя замуж за пилота ВВС Израиля, имя которого Шакед предпочитает не называть, она стала спорить о политике с супругом. Как известно, главным камнем преткновения стал вопрос о палестинском государстве. Муж, в отличие от Шакед, одобряет идею его создания. Несогласна Аэлит подписывать договор с палестинцами и делить с ними Иерусалим. Как говорит сама Шакед, к такому решению она пришла во время службы в Хевроне — одном из самых оспариваемых районов Западного берега: «Я поняла, что прямо сейчас мы не сможем решить эту проблему». «Оставить Израиль в покое, так как подписание мирного договора невозжно», — посоветовала Шакед и госсекретарю США Джону Керри

В большую политику Шакед пришла девять лет назад. Получив диплом специалиста в области компьютерных наук Тель-Авивского университета и, имея звание сержанта после службы в Армии обороны Израиля, она стала главой канцелярии Беньямина Нетаньяху, когда тот был лидером оппозиции. Именно Аэлет посоветовала ему взять на работу Нафтали Беннетта, который впоследствии стал ее политическим партнером. Вспоминая о том времени, Шакед сказала: «Я работала с Биби с 2006 года, он был изгоем, никто не хотел даже приближаться к нему, но я в него верила. Я оставила работу разработчика в хай-теке, мне говорили, что я сошла с ума». Потом Шакед покинула партию «Ликуд», решив вместе с Нафтали Беннетом основать сионистское движение «Еврейский дом».

Она выступает за аннексию большинства территории Западного берега, против того, чтобы африканских мигрантов нанимали на работу. «Израиль превратился в бюро по трудоустройству африканцев. Если мы не будем брать их на работу, то в течение пяти лет миллионы нелегалов перестанут приезжать из Африки», — заявила она. Шакед считает, что необходимо запретить финансирование правозащитных групп из-за рубежа, так как они могут критиковать действия израильских властей. Новый министр юстиции также выступила одним из авторов «Национального законопроекта», цель которого — лишение права голоса арабского меньшинства, составляющего около 20 процентов населения. Вместе с Беннетом она призывает к «к восстановлению традиционного еврейского и сионистского духа» и обещает «бороться против тех, кто старается превратить Израиль в государство всех граждан».

Шакед выступает против активного вмешательства Верховного суда справедливости во все сферы жизни израильтян, в частности, в решение кнессета. В стране было несколько случаев, когда были отменены законы, принятые израильским парламентом. Неудивительно, что представители судебной ветви власти восприняли назначение Шакед как откровенный вызов. Как впоследствии писали местные СМИ, некоторые судьи посчитали, что «им объявлена война», а прокуроры заявили, что в глазах мирового сообщества назначение Шакед «может подорвать репутацию Израиля как демократического государства».

Политик стала автором нескольких законопроектов об ограничении полномочий Верховного суда, в частности, лишения его возможности отменять законы, утвержденные кнессетом. «Одним из пунктов, с которым пришла партия Шакед стало «показать судебной системе ее истинное место», то есть быть всего лишь одной ветвью власти, но не главной из них. Та ситуация, когда у Верховного суда есть возможность отменять решения, которые демократическим путем принимает кнессет, это нарушение демократических норм. С другой стороны, судебная элита при большой поддержке левого лагеря считает, что они как раз сохраняют права меньшинств и демократию в ее чистом виде», — рассказал «Ленте.ру» директор международных программ Российского еврейского конгресса Бенни Брискин.

Неоднозначная реакция

Активно критиковать действия Аелет Шакед в местных СМИ стали в июне прошлого года, когда она опубликовала на своей странице в фейсбуке пост одного из погибших израильтян. В тексте он называл палестинцев «врагами», молодых израильтян, воюющих с палестинскими «гаденышами», «мучениками», матерей боевиков в публикации он призывал «отправиться к черту вместе со своими детьми». Заметку она впоследствии удалила, а вот идею Аэлет сама озвучила во время операции «Несокрушимая скала»: «Террористы должны умереть, их дома должны быть разрушены. Они наши враги, их кровь должна быть на наших руках. Это относится и к матерям убитых боевиков!» Поддержал Шакед и ее однопартиец Бен Дахан, ставший впоследствии замминистра обороны. Он заявил: «Палестинцы — не люди, а животные, они не имеют права на жизнь».

Блогеры тут же обвинили ее в призыве к геноциду. Политику потом пришлось неоднократно извиняться за это высказывание, в частности, за день до официального назначения министром юстиции она сказала журналистам: «Это было ошибкой, я, как и любой человек, совершаю много ошибок».

Между тем, в Израиле у нового министра юстиции немало сторонников. «Она очень хорошо справляется с острыми вопросами, стоящими перед ней, решая их при помощи аналитики. Публика воспринимает Шакед более радикальной, чем она на самом деле есть», — рассказал Нафтали Беннет. Бывший однокурсник Аелет назвал ее «человеком не слова, а дела». По его словам, в 1999 года, когда он пожаловался, что ему не нравится работать на Эхуда Барака из партии «Авода», она заявила «Хватит болтать, давай что-нибудь предпримем». И с 11 вечера до 4 часов двое студентов сняли все плакаты партии с улиц Тель-Авива».

Как признавалась Аелет Шакед, она требовательна к себе и к окружающим, а также очень работоспособна, за это подруга называет ее «роботом», а муж — «компьютером». «Говорят, что я очень расчетливая и не очень ранимая. Например, обычных людей могут раздражать многие вещи, на которые я просто не обращаю внимание. Если ты поддаешься эмоциям, то начинаешь концентрироваться на чем-то менее важном. А это может помешать твоей работе», — заявила она в одном интервью.

В целом, Шакед на посту министра юстиции придется не просто, уверен Бени Брискин. «Она самый молодой министр, к тому же женщина. Это дает Аелет много преимуществ. Она пришла из сферы хай-тека, которая считается в Израиле наиболее продвинутой и перспективной. Однако Биньямин Нетаньяху не может целиком и полностью встать на сторону Шакед, хотя, на мой взгляд, в глубине души ему симпатична ее позиция. Представителей судебной власти поддерживает часть либерально-центристской элиты и местные СМИ, 60-70 процентов из которых левые. В общем, новому министру будет не легко в этой должности, у нее нет такого опыта, она не юрист, не адвокат. Считается, что шансов преуспеть на этом посту у нее не очень много. Вся элита, вся система будет ей противодействовать», — заявил эксперт.

Ксения Мельникова


Источник: статьи Lenta @27.05.2015



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!