поиск по 1178984 познавательным статьям и фото

Гольф при губернском бункере

Аудиторы выявили особенности национальной обороны Иркутской области

Гольф при губернском бункере

Здание областной администрации

Среди многомиллиардных нарушений, отмеченных Контрольно-счетной палатой (КСП) Иркутской области за минувший год, выделяются несколько сотен миллионов рублей, не должным образом потраченных на реконструкцию так называемых запасных пунктов управления на случай особого периода. Отчет КСП показывает, как и куда уходят деньги, заложенные на национальную оборону. В частности, в документе фигурируют джакузи из японского кипариса, поле для гольфа и многократное завышение сумм заказа.

То, что в народе называется «секретным бункером» или чем-то в этом роде, на языке делопроизводства звучит как «запасной пункт управления (ЗПУ)». Иногда это и вправду подземное помещение, но чаще — какая-нибудь резиденция региональных властей. Или комплекс подчиненного управлению делами имущества, где имеются многочисленные особые комнаты, куда посторонним вход воспрещен.

Наличие в российской природе таких построек определено, прежде всего, положениями ФЗ-31 «О мобилизационной подготовке и мобилизации в РФ», где прямо и четко записано: непосредственной частью содержания подготовки и мобилизации является создание этих самых пунктов и их дублеров для работы «в условиях особого периода». «В составе органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления городов и районов могут предусматриваться городские и / или загородные ЗПУ, — поясняют региональные аудиторы. — Пункты должны иметь защищенные помещения для размещения руководителей различного уровня и личного состава органов управления… узлы связи и оповещения, системы автономного жизнеобеспечения и электроснабжения. В мирное время ЗПУ могут использоваться по их основному назначению».

Откуда финансируется реконструкция пункта — понятно. На чиновничьем жаргоне эти казенные деньги называются «двойка», то есть раздел бюджета 0200 «Национальная оборона». Вопрос не столько в том, как используются объекты в условиях мирного времени, а на что именно могут и должны тратиться оборонные средства в данном случае.

Стулья, столы, кресла, кровати — без излишеств, разумеется — одинаково требуются в любое время. Но как быть, допустим, с гостиничным комплексом «Ангарские хутора» — где, как выяснилось из недавно обнародованного отчета Контрольно-счетной палаты Иркутской области, и расположен подобный пункт? Реконструкция здания гостиницы, трансформаторная будка, КПП, дизельная электростанция и прочее — да, вполне оборонная потребность. А куда отнести заявленные в отчете тренажерный зал, бассейн, а также «устройство площадки для игры в гольф»?

Для этого, напоминают аудиторы, существуют документы и процедуры, предусмотренные федеральным законодательством. Например, долгосрочные целевые программы и их описания. Или постановления региональных властей, где указан — с обоснованием, конечно, — тот или иной объем бюджетных трат. Проектно-сметная документация на объект, в конце концов. Проверка выявила, что в 2013 году — когда начались работы — ничего подобного чиновники Иркутской области в связи с реконструкцией дублера ЗПУ не создали. Более того, работы шли до утверждения экспертиз по сметам и подписания госконтракта.

Некоторые закупки для дублера ЗПУ провели по статье «Капремонт государственного (муниципального) имущества». Но здесь аудиторы усмотрели неразрешимое противоречие с реконструкцией старых и строительством новых объектов. В результате 197 с лишним миллионов рублей записаны в графу «нецелевое использование бюджетных средств».

Дальше — меньше, но еще интереснее. Например, закупка одиннадцати пожарных шкафов за 1 миллион 866,5 тысяч рублей. При том, что — вновь из отчета иркутских аудиторов — «расходы в отпускных ценах завода-изготовителя не превышают 42 тысяч рублей». Разница определена контролерами как «использование с нарушением принципа эффективности». С небольшим, видимо, нарушением — в четыре раза, не о чем говорить.

Или, например, кабины для сауны и ванные-джакузи, две штуки, из японского кипариса. Общая стоимость, вместе с сантехническим оборудованием — под три миллиона рублей. Правда, изначально джакузи предполагались обычные, акриловые — за триста с небольшим тысяч за единицу (что в 2013 году тоже было изрядной суммой), но кто считал? Нынешний отчет контрольно-счетной палаты констатирует: около миллиона бюджетных денег — опять-таки мимо принципа эффективности.

О том, что в результате реконструкции 2013-2014 годов уничтожены результаты капитального ремонта объекта, сделанного в 2013 году, — еще 1 миллион 255 тысяч рублей — даже говорить не стоило бы, если бы не специальная рекомендация аудитора Богдановича, проводившего проверку: «По результатам служебного расследования рассмотреть вопрос о возмещении ущерба… причиненного должностными лицами, принявшими решение о проведении реконструкции после завершенного капитального ремонта». Скорее всего, виновного следует искать в управлении делами губернатора и правительства Иркутской области — кстати сказать, отдельном юридическом лице с правом на самостоятельную хозяйственную деятельность.

Сотни миллионов потраченных на ЗПУ рублей органично вплелись в общую картину нарушений — по некоторым сообщениям, обошедшуюся региональному бюджету более чем в шесть миллиардов рублей: «Председатель КСП Иркутской области Ирина Морохоева сообщила, что львиная доля нарушений подпадает под категорию "исполнение бюджета с нарушением законодательства"».

Наверное, даже при общей экзотичности сюжета он вполне мог бы остаться небольшим эпизодом из региональной жизни. В конце концов, многие помнят, во что в позднем СССР усилиями первых и последующих советских кооператоров бомбоубежища и комнаты для обучения азам гражданской обороны превращались в магазины, обменники, предприятия общественного питания. Почему бы на объекте национальной обороны не появиться, к примеру, двум джакузи из японского кипариса и пожарным шкафам по цене драгметалла?

Однако вышедшее во вторник опровержение от пресс-службы иркутской КСП усилило интригу. Аудиторы настаивают на том, что нарушения нельзя назвать масштабными, и общая сумма их — не «более шести миллиардов», а 5 миллиардов 700 миллионов рублей. «Незначительный объем указанных нарушений в 2014 году, который к тому же уменьшился по сравнению с 2013 годом, и в целом общий анализ показателей позволили Контрольно-счетной палате Иркутской области отразить в тексте отчета о своей деятельности за 2014 год официальную позицию об укреплении финансовой дисциплины в Иркутской области, повышении качества управления финансами», — подчеркивает контрольное ведомство. Отдельного отрицания удостоилась фраза «Материалы проверки переданы в прокуратуру Иркутской области для правовой оценки деятельности региональных органов государственной власти».

Нарушения, действительно, бывают разными. И разница в суммах, конечно, относительно небольшая, но для общей картины — существенная, и принять ее во внимание стоило бы. В остальном же понятно, что Контрольно-счетная палата Иркутской области едва ли может пользоваться слишком большой степенью автономии от администрации региона.

И все же — не слишком ли много телодвижений вокруг обычного, по сути, доклада регионального контрольного органа? При том что попытка оправдаться — да еще с привлечением авторов скандального отчета — отнюдь не та реакция, которую в Москве вправе ожидать от пока еще персонально не выявленных пользователей закупленных для нужд национальной обороны по-иркутски массажных ванн, бассейна и поля для гольфа.

Юрий Васильев


Источник: статьи Lenta @26.02.2015



Используй свой мобильный - сохрани эту страницe и расскажи о ней друзьям!